@kis.met (kotoshka) wrote,
@kis.met
kotoshka

Categories:

Белеет парус одинокий…

                                                                                                   «Я не катальщица, я – гонщица»
                                                                                                     Волшебные слова.
Я гонялась недолго, всего несколько лет- конец семидесятых. Не то, что другие: Мила, Лиля, Тамара… Эти девушки отдали парусу всю свою жизнь. Изустная история гласит, что когда у них родились первые детки (а они у наших девушек родились практически в одно время ), в сценарий гонок были внесены забавные, не предусмотренные обычным регламентом соревнований, изменения: перерыв «на кормление грудью». Мамы соревновались, а папы с орущими младенцами бегали по берегу и ждали этого самого перерыва: когда катер доставит мамочек с вожделенным молочком? А время перерыва не определено, зависит от ветра: «поддует» - гонка закончится быстро, «закиснет» - ждать и ждать наших мамочек…
Но начало моей личной истории в парусе было уже позже этих событий. Я застала Милу уже мастером спорта, а Лилю - чемпионкой СССР.
 Мне же было достаточно один раз прокатиться по озеру около замка в Тракай (Литва, 1966) на парусном катамаране, чтобы я заболела этим видом спорта. Синие вода и небо, белый парус, цветной парус, изумрудно зеленые берега – и - тишина, лодка бесшумно скользит по озеру, ты – в мечте…  
        
Вернувшись в Москву, я нашла возможность влиться в клуб ЦВС ВМФ: Мила взяла меня баковым матросом на швербот класса «М». Обязанности непростые: управляться со шкотами, ставить и убирать цветной передний парус спинакер, когда ветер изменит направление. Самое трудное для меня, маленькой, легковесной, было «откренивать», когда лодке грозит перевернуться . Это означало, что, стоя на остром борту накренившейся лодки, паруса которой почти коснулись воды, на полном ходу, я должна удержать её от оверкиля , зависнув между водой и небом на тонком тросе («трапеции»). 
 
 
 После гонки я в буквальном смысле слова выползала на берег (ноги не держали), отлеживалась полчаса, а потом надо было «разоружаться» (снимать паруса).
Вообще, с терминологией было много забавного. Помню, я была удивлена, услышав в первый раз: «Мальчики, помогите отдаться!». И спокойную реакцию мужчин, которые резво бежали помогать девушками «сбросить» лодку с причала в воду.
Или фраза из рассказа Милы: «Я его обогнула, а потом легла». Это означало, что лодка, обогнув знак для поворота, перевернулась.
 Следующий сезон я уже гонялась матросом на «Драконе»: это более устойчивые лодки, с тяжелым килем, вместо легкого шверта. Киль не позволял лодке переворачиваться.
                 
 Мой капитан Лиля была тоненькой, но очень строгой: с февраля мы (я и второй матрос Люда) работали в эллингах по подготовке лодки к сезону. Сдираешь со всей громадной подводной поверхности лодки старые слои лака и краски, шкуришь наждачной бумагой дерево, наносишь краску, шкуришь, наносишь лак, шкуришь, шкуришь, шкуришь… До зеркального блеска! Лиля полагала, что такая полировка даст лишние шансы на победу в гонках. Или просто не давала нам лениться перед началом сезона.
Начало сезона: 1-2 мая каждого года. Дождь, град, солнце, ветер – не играет никакой роли. Однажды, помню, гонялись в снежную пургу – был такой год, что 2-го мая вдруг заревел ветер и запуржило снегом. С берега было страшно и холодно смотреть, а уж нам, в брызгах ледяной воды…
Удивительно теплыми были отношения внутри всего парусного сообщества. Мы никогда особенно не интересовались, кто есть кто - там, вне паруса (почти как в ЖЖ!). Не было никакого чванства: есть капитан, есть матросы - всё….  Помню, как я была удивлена однажды, увидев черную «Волгу», в которой привезли второго нашего матроса, Люду. Осторожно спросив, узнала, что она замминистра.
Мужчины к дамам были очень внимательны: всегда помогут с тяжестями (их было много), с техникой, но никогда никакого «сексизма» или грубости. Потрясла меня одна гонка. Я приехала в клуб, но «Драконы» в тот день не гонялись. Сижу на пирсе, горюю. И вдруг у одного «Летучего голландца» (швертбот с мощной парусной оснасткой) не хватило матроса. Меня взяли в мужской экипаж вторым матросом. Капитан, простой работяга парень, слесарь, как  потом узнала, видел, что я слаба для шкотов «Голландца», что делаю ошибки… (Наверху, фиолетовое фото, - яхта класса  "Торнадо" ,как бы похож на "Летучий голландец " , идет против ветра, "острым" курсом. Ребята стоят на борту в "откренке".). Он ругал меня всячески, но ни разу за все шесть часов двух гонок, не вылетело у него матерного слова! 
 
Братство паруса!… Оно выручало всегда, на всей территории СССР, в любых ситуациях.
1975. Эстония. Таллинн. Я приезжаю одна, не знаю никого, денег на гостиницу нет. Еду в Пирита, в яхт-клуб. Произношу волшебные слова: «Ребята, я не катальщица, я – гонщица, из команды Лили». Тут же мне дают ключ от клуба, белье, берут матросом (опять повезло, кто-то не пришел!) в гонку на Балтике в воскресенье, дают катер, чтобы не опоздала к поезду… Подарок.
 
1990. Украина. Евпатория. Круизный пароход с гостями-экологами из Америки два дня стоит в порту. Вижу с берега знакомые мачты, видимо, яхт-клуб. Прихожу, произношу волшебные слова – получаю яхту на весь день. Американцы в шоке: «Сколько мы должны заплатить»? Ничего - это подарок!
2000. Латвия. Рига. Друзья приглашают меня покататься на громадном парусном катамаране. Подарок.. Спасибо, Оленька!
2007. Москва. ЦВСК ВМФ, (около метро Водный стадион). Прихожу, произношу волшебные слова (правда, в прошедшем времени). Находятся люди, кто помнит Лилю, меня… Сыну дают каноэ на весь день. Подарок
…..   У меня был юбилей. Уже здесь, в Америке, два года назад. 
Мне делают подарок: снимают на два часа крошечную яхту-швербот, на таких сейчас обучаются дети. И я в полном экстазе «гоняюсь» по заливу сама с собой...  
   

Парусный спорт – подарок на всю жизнь!
Tags: Годы..., Свое...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments